Атакующие собаки


Фатин Дмитрий - Атакующие собаки. Мифы и реальность современной дрессировки, скачать бесплатно книгу в формате fb2, doc, rtf, html, txt

^^

Автор: Фатин Дмитрий
Название: Атакующие собаки. Мифы и реальность современной дрессировки
Жанр: Домашние животные
Издательский дом: Феникс
Год издания: 2013
Аннотация: В книге приведены самые действенные методики знаменитых дрессировщиков современности.Эти особые знания накапливались и осмыслялись на протяжении многих лет, ими пользовались профессионалы и мастера своего дела. И вот все разрозненные фрагменты знаний в области подготовки собак собраны вместе в этой книге, которая коренным образом изменит ваше представление о дрессировке.Автор раскроет вам секреты, позволяющие достичь высоких результатов в кинологии. В этой книге собран весь накопленный опыт практического обучения собак для спорта и спецслужб в России и ведущих мировых державах.Данное издание займет достойное место в библиотеке не только профессиональных кинологов, но и собаководов-любителей.
Читать книгу On-line
[убрать рекламу]

royallib.com

Атакующие собаки. Мифы и реальность современной дрессировки

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 15 страниц)

Фатин Дмитрий Александрович – член комиссии Российской Кинологической Федерации (РКФ) по защитным видам спорта с собаками мондиоринг (mondioring) и ИПО (IPO).

Является первым и единственным лицензированным человеком атаки (помощником по защите) французского ринга из России за столетнюю историю этого норматива. Имеет международную лицензию помощника по защите мондиоринга.

Был тренировочным помощником по защите сборной России на Чемпионате мира бельгийской овчарки 2009, 2010 гг.

Со своей командой «Дон Бреме» (Москва) защищал честь Российской Федерации на Чемпионате мира бельгийской овчарки (2009, 2010), где собаки показали второй результат.

В 2010 г. на международных соревнованиях помощников по защите во Франции занял второе место, получив лицензию человека атаки ринга.

Автор десятков методик по подготовке собак в защитном разделе.

Провел серию практических обучающих семинаров по подготовке помощников по защите в России и за рубежом.

Тренировал собак для спецподразделений армии и спецслужб.

На сегодняшний день более пятидесяти его учеников работают в МВД, УФСИН, Пограничных войсках ФСБ РФ, спецназе.

Капитан запаса.

Вступление

Прошло несколько лет со дня выхода книги «Собаки специального назначения». Жизнь не стоит на месте. Все изменяется – изменился и автор этих строк. Готов ли я сейчас подписаться под каждым словом в своей первой книге? Многие мои бывшие оппоненты задают именно этот вопрос. Да, в целом готов.

Снова предупреждаю неуравновешенных владельцев собак, которые привыкли под хвост целовать своих питомцев, что в этой книге правда о дрессировке и ее методах будет еще жестче. И лучше отложить сей труд, пройтись взглядом по полкам дальше и приобрести томик другого автора, где изложены менее радикальные взгляды на современную кинологию и более щадящие методы подготовки собак для серьезной работы.

Что меня подвигло на написание новой книги? Уж не меркантильные интересы точно. Скорее, желание донести до своих читателей те методики, тот опыт, те знания, которые я сам черпаю, работая с лучшими дрессировщиками и помощниками современности и обучаясь у них.

Пройдет десять-двадцать лет, многих персонажей книги не будет уже в живых, но, листая страницы, вы сможете узнать и понять то, чем жили и болели, за что бились мои учителя, друзья, соратники, пытаясь сделать нашу ведомственную и спортивную кинологию немного лучше, честнее, логичнее.

Кому-то покажутся смешными страсти и страстишки, кипящие сейчас, но не спешите нас осуждать, мы этим живем, мы соревнуемся, мы побеждаем.

Еще несколько лет назад, в 2008 году на Кубке мира по мондиорингу [1]1   Мондиоринг (Mondio Ring (Mondioring), Worldring) – всемирный ринг. Это комбинация различных видов спорта с собаками, появившихся в разных странах: французского ринга, бельгийского ринга, КНПВ (голландский спорт), шутцхунда (немецкий спорт). Вид кинологического спорта, где упражнения выполняются в комплексе: послушание, прыжки, а затем защита. Не является академическим нормативом, каждый раз на соревнованиях придумываются различные сценарии. Имеет три степени сложности.

[Закрыть]

, на российскую сборную смотрели как на чудо невиданное. Но уже спустя полгода мы показали второй результат(!) на Чемпионате мира среди бельгийских овчарок [2]2   Спортсмены Ольга Аверина и малинуа Хром, единственные участники Чемпионата 2009 года из России, показали второй результат в первом уровне соревнований.

[Закрыть]

, а в 2010-м повторили свой успех [3]3   Результат показала та же пара во втором уровне сложности (МР2) соревнований.

[Закрыть]

, но уже в более тяжелом уровне, войдя в элиту мирового спорта с собаками. Мы доказали всему миру, что русские сильны и в кинологии. Пока писалась книга наши спортсмены Алексей Пирожков занял 2 место на Чемпионате мира бельгийских овчарок в разделе «мондиоринг», а Светлана Васильева в этом же году заняла 1 место на всепородном Кубке Мира и Гран При по мондиорингу.

В этой книге читатель найдет для себя много интересного, в ней описаны методики, которые никто никогда не публиковал. Эти упражнения мало кто знает в нашей стране, а тот, кто их использует, не спешит поделиться со всеми, предпочитая тайные знания оставлять для избранных. Кинология – это не мой хлеб, это моя страсть, мое хобби, мне нет смысла скрывать что-либо. Хочу, чтобы те, кто внимательно изучит данный материал, смогли использовать полученные знания.

В книге мало теории, почти одна практика.

Мне грустно и стыдно смотреть на гуру-теоретиков от кинологии, которые увлеченно ораторствуют, как глухари на току, и при этом на практике ничего, кроме игры в мячик с собакой, не умеют. Этой категории будет посвящена отдельная глава в книге. Многие узнают в персонажах довольно раскрученных «специалистов», восседающих на кинологическом Олимпе и оттуда как бы нехотя вещающих о современной дрессировке.

Наша общая проблема не только в собаках. Вопрос стоит гораздо глубже. Проблема во всей системе, в отсутствии методик, в непонимании процессов, происходящих в дрессировке, в стремлении желаемое выдать за действительное. И это последнее, пожалуй, самое опасное.

Что ж, предлагаю вам перейти от вступления к прочтению самой книги и решить для себя, зря ли были потрачены деньги на ее приобретение и время на ознакомление с ней.

Глава IМифы и реальность
Аверин. Школа новой жизни

Игорь Викторович Аверин. Человек, который сыграл решающую роль в моем увлечении спортом с собаками. Расскажу, что подвигло меня на столь радикальный шаг, во многом изменивший мою жизнь.

Весной 2008 года вышла в свет книга «Собаки специального назначения», в которой мы, офицеры и прапорщики, через призму жизненного опыта рассказали о своем видении собаки, методах ее подготовки и использовании в качестве вспомогательного средства при решении специфических военных задач. Собака в моем тогдашнем представлении – это оружие наряду с автоматом и пистолетом.

Книга вызвала бурный отклик и расколола кинологическую общественность на два лагеря: согласных и противников. Ладно, многие из вас и так знают, как складывалась ситуация. А тем, кто не знает, посоветую обратиться к популярным спецфорумам в Интернете. Честно говоря, был удивлен потокам ненависти и откровенной клеветы, которые, словно сель на мирный горный аул, обрушились на автора. Но меня это волновало мало, и я бы только усмехнулся в ответ на все нападки, если бы не некоторые высказывания людей, занимающих на тот момент высокое положение в спорте. С их стороны прозвучало недвусмысленное: «А кто есть мистер Фатин? Как дрессировщик – никто, как помощник тоже!»

Не знаю, как на тот момент расположились звезды, но если и есть на нашем небосклоне созвездие Спортивных Псов, то именно оно сияло надо мной в момент, когда я принял решение следующий, 2009-й, год посвятить изучению спортивных собак.

И через некоторое время произошел следующий эпизод. Одна из моих последовательниц в дискуссии на «собачьем» форуме задела Игоря Аверина. Он незадолго до того вернулся из Италии, где был в составе сборной России, довольно неплохо выступившей на Кубке мира по мондиорингу. Игорь узнал у общего знакомого телефонный номер и позвонил вашему покорному слуге.

Через несколько минут – после того, как мы, хотя и в специфических выражениях, но высказали свое мнение по щекотливому вопросу, – беседа приняла конструктивное русло. Результатом общения стало то, что через пару недель я перезвонил Игорю и напросился на учебу – в школу «Мондиоринг-Дон Бреме», возглавляемую Авериным.

Для начала мы решили встретиться и познакомиться. Была середина декабря, я приехал на площадку – в «Марьинский парк», дрессировочный центр школы. Стою жду. Проходит двадцать минут, тридцать, сорок… Игорь отрабатывает собак. Понимаю, что Аверин специально выдерживает меня: почти все на площадке знали, что приедет Фатин. Спокойно жду, про себя улыбаясь и сохраняя невозмутимое выражение лица…

В конце концов общение состоялось, общий язык мы нашли, но условия Игоря были очень жесткие. «Оставь все, что знаешь, за забором. Здесь ты ученик. Много тут вас перебывало, «великих и знаменитых»!.. Если такие условия устраивают – приходи!» – сказал он мне в тот день.

Прикупив венгерский тренировочный костюм весом 18 кг, я прибыл на занятия. Первоначально предполагал, что месяца будет вполне достаточно, чтобы более-менее овладеть премудростями работы помощника. Но действительность оказалась далеко не такой романтической, какой представлялась изначально.

Начались трудовые будни. По четвергам и воскресеньям я учился у Игоря и Ольги Авериных, а по субботам оттачивал мастерство в «Плющево» [4]4   «Плющево» – учебно-дрессировочная площадка в Кусковском лесопарке, расположенном в восточной части Москвы.

[Закрыть]

у инструктора Сергея Сотникова. В таком режиме текли недели за неделями, месяц проходил за месяцем, но чем больше я тренировался и учился, тем глубже понимал, что как помощнику мне еще расти и расти. Многие вещи были в диковинку, с чем-то я встретился вообще впервые. Признаюсь, было нелегко, но помогал двадцатилетний опыт занятий единоборствами, хорошая физподготовка и, конечно, огромное желание впитывать новые навыки и знания.

Игорь, сам будучи фанатом мондиоринга и французского ринга, заражал нас своей преданностью делу, своим упорством. Учил работе через «не могу», через боль, через травмы. В любую погоду, по 8–10 часов в день. Говорят, что в царской армии не было команды «Вперед!», а была команда «За мной!». Командиры личным примером вели в бой своих подчиненных. Ровно таким образом Аверин показывал нам, как можно чего-то добиться в нелегком и часто неблагодарном труде помощника.

Отбегав на тренировке по снегу 7–8 часов, насквозь мокрый, я возвращался домой счастливым. Осознание того, что судьба подарила мне возможность учиться у прекрасных дрессировщиков и с великолепными собаками, переполняло меня изнутри. Вспоминая сейчас те светлые мгновения беззаботной радости и восторга (внимание, пошла лирика), драйва и куража, которые не покидали меня на протяжении всего периода занятий, я отдаю должное терпению и учительской мудрости всех, работавших со мной в то время: дрессировщиков, помощников, владельцев собак. Нет таких слов, которые могли бы выразить мою признательность всем этим людям, которые оставили неизгладимый след в моей жизни. Низкий поклон им! И собакам тоже!

Расскажу вам очень интересный случай. Сейчас не только в Москве, но и в регионах достаточно хороших помощников, работающих быстро, технично, зрелищно, зряче, грамотно, в качественных костюмах от лучших мировых производителей. И уже с трудом верится, что всего несколько лет назад наивысшим мастерством помощника считалось простое набегание на собаку. И вот, на одно из соревнований по русскому рингу [5]5   Русский ринг – вид спорта с собаками, предполагающий испытания по усиленной защите против трех нападающих.

[Закрыть]

, где работал наш Костя Белов (помощник по защите школы «Дон Бреме»), прибыл уважаемый фигурант тех времен, назовем его Сергеем. В грязном костюме, неопрятный, он с демонстративной ленцой возлежал на лавочке в ожидании начала соревнований. Отработав и получив свой приз за лучшую работу, сей помощник торжественно удалился в окружении восторженных поклонников. Какой-то особенной работы, поразившей мое воображение зрелищностью, техникой или скоростью, не было и в помине. Но к тому времени я находился в костюме всего пару месяцев и списал недоумение на свою неопытность. «Наверно, я еще мала – я ничего не поняла».

Через несколько дней Игорю Аверину позвонил вышеназванный фигурант и предложил назвать данные помощника с нашей площадки для аттестации в Российской кинологической федерации (РКФ). Назвали Олега Щербачева. На тот момент нас было трое, Костя уже имел аттестацию РКФ, я еще только начинал, а Олег уже год работал в костюме. Помню, как вдохновленный звонком Игорь ходил по площадке и говорил: «Вот Серега молодец, позвонил, помнит! Теперь Олег будет с аттестацией!» С момента того звонка прошло уже три года… У Олега квалификация Международной кинологической федерации (FCI) – одна из пяти на всю Россию, под судейством знаменитого французского преподавателя Доминика Питона. А вот Сергея и след простыл, бог ему судья. Теперь о нем даже как-то не вспоминают. Чтобы быть лучшим, мало почивать на былых заслугах, надо идти вперед.

Труд помощника – это, кроме всего прочего, огромная физическая нагрузка. Слабым нетренированным людям делать на этом поприще нечего. Для меня одной из основных составляющих в работе помощника, помимо высокой техники, является великолепная физическая форма. Работа с собаками рваная, дыхание держать очень тяжело, ноги, в частности колени, испытывают невероятные перегрузы, позвоночник скручивается в «узлы». Жизненно необходимо прекрасно владеть своим телом, чтобы во время неизбежных падений не травмировать собаку и не травмироваться самому. Вся пустая болтовня о ненадобности специальных физических упражнений для помощников идет от лукавого.

Первым испытанием нашей связки на прочность стал Чемпионат мира среди бельгийских овчарок в 2009 году в Чехии. Вообще, нашу команду можно сравнить с «конюшней» «Формулы-1». Мы все, включая Игоря Аверина, – обслуга, работающая на пилота Ольгу Аверину и болид по имени Хром. Ольга – человек железной воли и дисциплины, боец до мозга костей, она не отступает никогда. И в Чехии она добилась феноменального показателя – 196 баллов из 200. Прошу учесть, это на Чемпионате мира!

Когда Оля и Хром выдали такой потрясающий результат, Игорь, сидя на берегу чешской речушки, произнес прекрасную фразу: «Значит, все было не зря!» Не зря мы тренировались, не зря бились, не зря ломались, не зря жили ради победы… И пусть тогда, показав второй результат, мы заняли пятое место, это было выступление чемпионов, что понимали и наши друзья, и наши недруги. Россия ворвалась в мировую элиту. Там же, в Чехии, было принято решение в первом уровне больше не выступать, а переходить на второй, готовиться к нему, чтобы и на следующий год не посрамить честь державы.

Радио и телевидение молчали, хотя это было несомненное достижение. Наверное, журналисты уверены, что зрителю гораздо интереснее следить за тем, как кто-то украл у соседа банку огурцов, или наблюдать за очередным задержанием путан на Ленинградке.

В конце августа – начале сентября произошло еще одно знаменательное событие для нашей школы. Международную квалификацию в мондиоринге получили трое наших помощников, включая меня. Это было сильно: из четырех лицензированных – трое наших! Казалось бы, вот оно! С помощью Игоря я достиг всего, чего хотел. А ведь даже и не мечтал о таком раскладе, когда холодным зимним днем пришел в «Марьинский парк». Мы стали лучшими. И самое главное – построили систему: систему подготовки собак, подготовки помощников.

А позже был семинар по французскому рингу с известным помощником (человеком атаки) из Франции Джимми Ванховым, работа в Школе МВД в Уфе, потом операция и поездка во Францию, где я учился и работал у Херве Мавуанги [6]6   Херве Мавуанга – профессиональный спортсмен, тренер, человек атаки французского ринга и мондиоринга, человек атаки наивысшего (третьего) уровня. Тренер-консультант собак для спецслужб.

[Закрыть]

, Марка Виллайна [7]7   Марк Виллайн – ответственный секретарь по подготовке и аттестации помощников по защите во Франции, тренер по французскому рингу, спортсмен.

[Закрыть]

, Жана Мишеля де Рубе [8]8   Жан Мишель де Рубе – руководитель кинологического подразделения полиции в Лилле (Франция), человек атаки французского ринга, тренер.

[Закрыть]

. Первым и единственным в России за всю более чем столетнюю историю существования норматива получил лицензию соревновательного помощника (человека атаки) французского ринга [9]9   Французский ринг – вид спорта с собаками, в который входят три раздела: прыжки, послушание и работа на хватку (защита); является академическим нормативом, допусковым для разведения собак.

[Закрыть]

с правом работать на соревнованиях. И далее целая вереница обучающих семинаров: Самара, Красноярск, Кемерово, Могилев, Саратов, Орел, Находка, Калининград. В этих и других городах я уже сам учил и аттестовывал помощников.

Эти события моей жизни были результатом той системы, того обучения, тех мыслей, чувств, знаний, что вложили в меня мои великие учителя. У Игоря Викторовича новые талантливые ученики, меня заменил на площадке Иван Довжик, идущий тем же путем, который до него прошли я и мои предшественники. Уверен, все у него будет хорошо, ведь он работает с лучшими!

Пишу эти строки и знаю, что все у нас еще впереди, что мы обязательно потрясем мир! И пусть каждый ученик «Дон Бреме» помнит: пока мы едины, мы непобедимы!

Психологическое давление на собаку: правда и вымысел

Психологическое давление. Звучное словосочетание.

Начну повествование с маленькой истории.

Нет, она будет посвящена не собачкам – она из жизни человеческой.

Моя первая супруга – дипломированный психолог. Закончила с отличием университет, училась старательно и увлеченно. Книги, в названиях которых присутствовали слова, начинающиеся на «пси», можно было встретить в нашей квартире на каждом шагу. Ежегодно жена посещала огромное количество профильных семинаров, всевозможных психологических тренингов, проводимых «звездами» и «звездочками» (так и тянет сказать «звездюками» и «звездюльками») психологии. Практиковала и сама. Короче, я со своими собаками и собачьей, соответственно, психологией тихо и скромно курил в сторонке.

Однажды вечером моя благоверная вернулась домой необыкновенно одухотворенной, буквально светящейся от счастья. Источником ее внезапной радости был очередной светоч из Москвы, который проводил семинар о методах целенаправленного воздействия на личность. Жена щебетала без умолку, рассказывая мне о гениальном профессоре и о том, как он ловко манипулирует аудиторией. Восторженные тирады густо сдабривались специфическими терминами и восклицаниями.

Настроение в тот вечер у меня было не ахти по причине чувствительного удара в висок, который я по глупости пропустил от какого-то неумелого боксерчика в тренировочном бою. Вдоволь насытившись хвалебными речами своей второй половины, я с трудом оторвался от телевизора и предложил:

– А хочешь, я завтра приду в вашу аудиторию и, ни слова не говоря, дам с ноги в башку профессору? А потом, если он все-таки очухается, он станет делать все, что я ему скажу. Спорим?

Оптимистичное щебетание супруги прервалось на полуслове, и в доме повисла недоуменная тишина.

– А чего? – окрыленный таким началом, продолжал я. – Нормальная тема. Вы же там учитесь целенаправленному воздействию на личность, которое включает в себя такие методы, как убеждение, внушение, нейролингвистическое программирование… пытку, секс-мероприятия, гипноз, – я уже стал вспоминать выдержки из курса психологии Высшей школы КГБ СССР. – Так что хороший боковой с ноги вполне вписывается в тему вашего семинара. Передай профессору, что завтра ему предстоит встреча с коллегой и обмен опытом в сфере последних достижений психологической науки.

Увы, я оказался непонятым, и мое «удачное» предложение пролетело мимо кассы.

Но это так, дела давно минувших дней, всплывшие в памяти как подходящая затравка к нашему разговору.

Итак, психологическое давление на собаку. Кто это придумал, когда, для чего, из каких соображений? Попробуем провести маленькое исследование.

Многие наши соотечественники до сих пор предполагают, что на Западе живут какие-то другие люди: честные, умные, добрые, никогда не ошибающиеся, готовые бескорыстно помогать всем и каждому. Боюсь разочаровать своих сограждан, но это совсем не так. Человек везде одинаков. Более того, я бы взял на себя смелость утверждать, что россияне в общей массе гораздо честнее, чище и порядочнее «разных прочих шведов». Говорю это с полной ответственностью. Я – патриот. Люблю Россию, хотя так же, как все, ругаю правительство, негодую после очередных терактов, бешусь от нашего бардака. Но все равно мы лучше. Это не отвлечение от темы, это такая маленькая преамбула.

Огромные состояния в сегодняшнем мире зарабатываются не только на углеводородах, высоких технологиях, золоте и бриллиантах. Десятки миллиардов долларов ежегодно приносят… собаки. Кому? Естественно, тем, кто владеет рычагами управления кинологической сферой. Именно в их сторону текут денежные потоки. И если французы за каждым событием призывают искать женщину, то я склонен в рассматриваемой области во главу угла ставить лозунг: «В любом решении ищите экономику, читай – деньги». Вот кто-то во весь голос кричит: «IPO!» – и направляет сотни тысяч людей на занятия этой или другой близлежащей дисциплиной, рекламируя и пропагандируя свой товар.

Значит, рядом деньги. Большие деньги. Очень большие деньги. Кинологические короли, производящие оборудование, снаряжение, питание, витамины и тому подобные товары постоянного спроса, заинтересованы только в одном: чтобы именно их продукт был на слуху у людей, объединенных общей религией – собаками и их спортивной подготовкой. В рингах то же самое. Эта тенденция общая для всех. Никого не идеализирую. Чтобы всегда быть на гребне волны, нужны новые веяния: не важно, кто ты был, – важно, кто ты есть. На смену одним авторитетам приходят другие. Вечная гонка. Постоянно бежать вперед, чтобы хотя бы оставаться на месте. Чтобы более дерзкие, наглые, хитрые и ловкие не отобрали с таким трудом отвоеванный кусок. Серьезные мировые компании по производству тех же кормов, спонсируют любое сколько-нибудь заметное мероприятие: главное – быть на слуху, рекламу должно увидеть как можно большее количество людей.

В бизнесе, как в британской политике, нет постоянных друзей или постоянных врагов, есть только постоянные интересы. И мы с вами, дорогие друзья, находимся в самой гуще этих интересов. Мы неистово спорим друг с другом, ломаем копья в словесных баталиях, пытаемся своими недалекими умишками постичь авторитетные мнения. Но кто эти мнения генерирует? Увлеченные фанаты-бессребреники? О нет! Громче всех звучат голоса тех, кто зарабатывает на нас деньги. Пусть небольшие, пусть пока тонкой струйкой, но льющиеся на мельницу кинологических королей. А для нас с вами придумано все это словоблудие.

Вспомните Маркса, который развлекался вечерами, разбивая фонари возле любимой пивнушки, а потом с визгом улепетывал от полиции. Чем закончились его «критерии оценки», «мотивации» и прочее? «Эк загнул!», – воскликнет кто-то. Но я продолжу: да, народишко мельчает, но дело-то живет. «Дедушка умер, а дело живет, лучше бы было наоборот».

Рецепт такой популярности известен давно и работает надежно, как портянка. Налепи кучу малу псевдонаучной, прошу прощения, хрени, пропихни ее в массы и получишь миллионную армию нищих, умирающих с твоим именем на устах. И пусть никто не понял, о чем вообще вещал бородатый карлик, но ведь чем непонятнее, тем умнее. Иначе и быть не может. Я читал «Капитал» еще в курсантские годы – бред. Даже в те времена это было ясно каждому, а уж сейчас тем более. Хотя справедливости ради стоит отметить некоторый всплеск интереса к трудам основоположника марксизма на фоне кризиса. Но я склонен считать, что это не более чем коммерческая уловка, призванная способствовать распродажам скопившихся еще с социалистических времен тиражей.

Человеку свойственно заниматься самокопанием и искать потаенный смысл даже там, где его нет. Пусть простят меня фанаты Виктора Цоя, но, бесстрастно вдумавшись в тексты песен, в коих его поколение находило какой-то протест, приходишь к выводу, что затуманенный мозг поэта явно не создал шедевров, достойных пера Сенеки или Вольтера.

Так же и с теми, кто придумал и продолжает придумывать разнообразные шарады для простаков – любителей собак. Читая их работы, люди ломают голову в попытках вникнуть в процессы, якобы происходящие внутри сознания собаки и показывающие ее сущность. В свою очередь, авторы этой белиберды искренне верят в то, о чем вещают, и в то, что все происходит именно так, а не иначе. Они живут по принципу «хотелось бы, чтобы так было».

Знаете, мне это очень напоминает язву. Не в смысле женщину с дурным характером, а в смысле болезнь: язву желудка и двенадцатиперстной кишки, например. В 2005 году два врача из Австралии получили Нобелевскую премию по физиологии и медицине за то, что еще в начале 1980-х доказали, что язва вызывается особой желудочной бактерией и лечится антибиотиками. Но сколько до этого было написано научных трудов, получено ученых степеней, удалено желудков, угроблено жизней! И что, кто-то после этого научного открытия отказался от своих степеней и признал, что был адептом лжеистины? Нет, конечно. Все они просто сидят тихо, не отсвечивают. На худой конец, припертые к стене, отвечают, что, мол, теория, удостоенная Нобелевки, всего лишь одна из версий.

С современным IPO [10]10   IPO (ИПО) – дословно: международный порядок испытаний; тестовый норматив, цель которого – определить пригодность пользовательских собак для работы в тех областях, в которых они применяются, а также сохранить и улучшить рабочие качества собак для их дальнейшего разведения. IPO включает три раздела, позволяющие оценить собаку с разных сторон: раздел А – следовая работа, раздел В – послушание, раздел С – защита.

[Закрыть]

происходит ровно то же самое: всевозможные взаимоисключающие критерии оценки, копание не в том месте, где собака зарыта, попытки найти то, чего нет, привели к губительным для Великой Собаки – немецкой овчарки – последствиям. Что бы сейчас ни говорили, ни писали, как бы ни делали хорошую мину при плохой игре, но факт остается фактом: немцы бросили свою породу и стали покупать у французов и бельгийцев малинуа. И тем самым признали свою неспособность правильно развивать норматив шутцхунд [11]11   Шутцхунд (Schutzhund, дословно с нем. яз. – «собаки для защиты, охраны») – немецкая система дрессировки. Была создана в начале XX века немецким кинологом Максом фон Штефаницем для развития служебных качеств немецких овчарок. К середине XX века шутцхунд трансформировался в вид спорта с собаками. Является нормативом, допусковым к разведению собак, не только немецких овчарок.

[Закрыть]

, который смог бы выявить необходимые задатки для последующего культивирования немецких овчарок. У немцев для насаждения своей породы были уникальные возможности: они в период с 1939 по 1944 годы почти безраздельно правили большей частью цивилизованного мира. Немецкие овчарки были распространены повсюду. И даже это не спасло породу от деградации.

Я никогда не утверждал, что IPO – плохой спорт, что он менее зрелищен, чем любой другой, но я всегда выступаю против поисков какого-то потаенного сакрального смысла. Против шаманов и мракобесов с бубнами (с рукавами), запевающих свою заунывную песню о способностях сверхвидения чего-то такого, что простому человеку непонятно и недоступно.

Скажите мне, можно ли определить характер бойца, его агрессию только по тому, как он орет в атаке «ура»? Если да, то получается, что у спецназовцев и разведчиков, работающих по своей специфике тихо, вообще характера нет. Так почему считается, что по облайке можно судить о внутренних качествах собаки? А по хватке?

Что же из себя представляет раздел «С» (защита) в сегодняшнем нормативе IPO, ставшем основным допуском к разведению? Я отвечу: это абсолютно предсказуемый, слепленный по устойчивому стереотипу норматив. Истина в первой инстанции. Шаблонный и сотни раз отработанный вариант. Выхолощенный до безобразия, не дающий собаке вообще никакой возможности раскрыться.

И вот здесь мракобесы – нет, не мы с вами, а те, кто ищет черную кошку в пустой темной комнате – изгаляются на бумаге и вслух. Кто-нибудь слышал рассусоливания о мотивациях и фрустрациях, психологических давлениях и т. п., написанные по поводу французского ринга, бельгийского ринга [12]12   Бельгийский ринг – вид спорта с собаками, включающий послушание, прыжки, защитный раздел; считается одним из сложнейших в мире, на каждом испытании моделируются различные ситуации. Не является академическим нормативом. Рассчитан главным образом на малинуа. Допусковый норматив для разведения в Бельгии.

[Закрыть]

, campagne [13]13   Campagne – практическая работа с собаками на полях в сельской местности; довольно близка по духу к ринговым дисциплинам, так как состоит из нескольких разделов, в которых собака выражает свои природные способности в области прыжков, послушания и борьбы (защиты) с различными сценариями.

[Закрыть]

, мондиоринга, KNPV [14]14   KNPV (КНПВ) – норматив для подготовки служебных собак по уставу Ассоциации Королевской Полицейской Службы Голландии (KNPV). Предполагает сдачу экзаменов на определение практической пригодности собак к служебной работе.

[Закрыть]

? В них сотни тысяч собак… Все эти нормативы – ровесники шутцхунда, но в них хотя бы нет болтовни, зато есть адекватность оценки. Как, например, в бельгийском ринге, где за хватку ставят дополнительные баллы в соревнованиях, но при этом по хватке или облайке не судят о собаке в целом, о ее качествах. Ни один серьезный помощник никогда не станет рассуждать о чем-то потустороннем типа психологического давления. Он скажет: с тем-то и тем-то есть проблема – надо работать. Или менять собаку. Все. Кроме того, в этих видах спорта и нормативах с собаками не ломают голову, пытаясь систематизировать «то – не знаю что».

Подумайте сами: если мы возьмем, скажем, Федора Емельяненко, чемпиона мира по боям без правил, то он по всем внешним признакам будет уступать какому-нибудь чернокожему, который выглядит как супергерой из комиксов и по всем критериям должен выиграть у Феди еще на стадии интервью перед боем. Федины противники громко и грозно рычат, бьют себя в грудь, рвут цепи, но молчаливый русский выходит и выносит их в одну калитку.

Это очевидно. Но никто не задумывается. Логика спит беспробудным сном.

Необходимо признать, что путь современного IPO как норматива для разведения завершен. И регалии типа IPO-3 у предков собак скорей недостаток, чем достоинство.

Скажите, какой воин предпочтительней в бою? Тот, который пробежит на «отлично» три километра, но потом должен будет отдохнуть сутки, чтобы отлично отстреляться, а потом снова отдохнуть сутки и классно зарубиться в рукопашке? Или тот, который, пробежав средне, отстреляется тут же трясущимися руками тоже средне и после этого вполне сносно отспаррингуется?

Конечно, второй. Можете мне поверить.

Все армейские и спецназовские нормативы основаны на комплексной нагрузке, и только те, кто служит в спортротах, работают по раздельной программе.

Даже селекция человека атаки (ЧА) [15]15   ЧА – человек атаки; принятое сленговое название помощника по защите во французском ринге (примеч. автора).

[Закрыть]

во французском ринге – это комплексный отбор: теория, физическая подготовка, практика. Все сразу, все подряд – только так можно выявить необходимые задатки и оценить подготовку кандидатов.

Обратите внимание: в испытаниях на краповый берет сложность не в том, чтобы пробежать десятку по «пересеченке», отстреляться, сдать акробатику, спуститься с третьего этажа, закинув гранату и дав очередь в оконный проем, отстоять в спарринге три раунда. Каждый из кандидатов сдавал эти нормативы – и по раздельности, и в комплексе – десятки, а то и сотни раз. Сложность в том, что последних на промежуточных пунктах всегда отсеивают. В этих испытаниях нет временного интервала или баллов, то есть, переводя на понятный нам «собачий» язык, не оцениваются хватка и облайка. Там важны выносливость и непредсказуемость – именно это позволяет выявить самого лучшего и подготовленного. Когда силы отказывают, в битву вступает воля, характер, и у кого она крепче, тот и получает заветный берет. Смысл: вымотать человека физически, чтобы увидеть внутреннюю силу.

Правда, очень похоже на ринги? Послушка, физуха, кусачка, да еще какая кусачка!

Посчитаем, сколько собаке в третьем уровне французского ринга надо пробежать и какое выдержать давление за семь упражнений подряд.

Итак, фронтальная атака.50 метров туда, промах (а то и два), 3–5 секунд загруза [16]16   Загруз, давление – любые действия помощника по защите, призванные впечатлить, испугать, смутить собаку до хватки или заставить ее бросить хватку.

[Закрыть]

до хватки – с падениями, с разворотами, непроигранностью ситуации в работе с помощником, затем 15 секунд загруза после хватки и еще 50 метров возврата. Итого в среднем 20 секунд загруза и 115 метров бега.

Фронтальная атака прерванная.50 метров туда, провокация с давлением до хватки, проход мимо метров пять, разворот и назад. Итого давление до хватки – 3 секунды, 110 метров бега.

Фронтальная атака с пистолетом.50 метров туда, промах (а то и два), 3–5 секунд загруза до хватки – с выстрелами, падениями, разворотами, непроигранностью ситуации в работе с помощником, затем 15 секунд загруза после хватки – с выстрелом, отпуск и охрана ЧА, 10 секунд, побег, еще 2–3 секунды на хватке, охрана 5 секунд, побег, снова 2–3 секунды на хватке, окарауливание, 30–40 секунд. Это напряжение, собака ждет в состоянии натянутой струны. Итого загруз – около 60 секунд, бег – около 60 метров.

Догон.40 метров в среднем (может, больше, если с уклоном помощника), давление 15 секунд, возврат. Итого загруз – 15 секунд, бег – около 90 метров.

Защита проводника.Атака, давление 15 секунд, окарауливание, подзыв. Итого 20 секунд загруза, так как собака находится в большом напряжении при приближении помощника уже метра на три.

Охрана вещи.Давление в комплексе около трех минут из отведенных пяти. Итого 3 минуты загруза.

Поиск, облайка, конвой.Бег метров 100; вообще, по напряжению весь конвой считается уже кусачкой, поэтому давление комплексное – минуты три. Итого 3 минуты загруза.

itexts.net

Книга Атакующие собаки. Мифы и реальность современной дрессировки. Содержание - Какая собака — «думающая»?

Догон. 40 метров в среднем (может, больше, если с уклоном помощника), давление 15 секунд, возврат. Итого загруз — 15 секунд, бег — около 90 метров.

Защита проводника. Атака, давление 15 секунд, окарауливание, подзыв. Итого 20 секунд загруза, так как собака находится в большом напряжении при приближении помощника уже метра на три.

Охрана вещи. Давление в комплексе около трех минут из отведенных пяти. Итого 3 минуты загруза.

Поиск, облайка, конвой. Бег метров 100; вообще, по напряжению весь конвой считается уже кусачкой, поэтому давление комплексное — минуты три. Итого 3 минуты загруза.

Подсчитываем «дебет-кредит». В целом за семь упражнений собака пробегает около 500 метров и держит давление порядка 8 минут. Из них активное — 5 минут.

И это, учтите, после послушания и прыжков.

Всего же на выступление отводится до 45 минут. Значит, показателем качества собаки должно служить умение справляться с комплексной нагрузкой, а не мифическое психологическое давление.

Некоторые умники притащили IPO-шные элементы в ведомства, помощники начали работать не в костюме, а в рукаве и искренне считают, что, «включив умняка» и ударившись в «рассуждалки», можно чего-то достичь.

Собака в IPO выполняет по отдельности след, послушку, кусачку. То есть: «Сегодня я возьму след, а слушаться буду завтра. И не приставайте ко мне. Смотрите расписание. Кусаться? Приходите послезавтра, не раньше».

Как насчет подумать? IPO — спорт. Функции норматива для разведения умерли, так и не разродившись сверхсобаками. История движется по спирали: сверхлюдей немцы уже пытались вывести, закончилось все сотнями миллионов погибших и Красным знаменем над рейхстагом. Новый виток — и миллионы обманутых «вкладчиков» по всему миру, доверчивых простаков, которые слушали бесконечный треп и разглагольствования о высшей цели немецкого норматива… Сами же немцы тем временем водрузили над собой французский и бельгийский флаги, скупая малинуа.

Если бы норматив IPO работал в направлении отбора и улучшения, то французы и бельгийцы выстраивались бы в очередь за немецкой овчаркой. Однако очереди стоят за малинуа, и в этих очередях стоят немцы.

Сборная Германии великолепно выступает на всепородных чемпионатах мира по IPO. Только вот незадача: выступает почему-то с малинуа, а не с немецкой овчаркой, которую больше ста лет отбирали своими шутцхундами.

Написал это предложение и открыл почту в «мейле». Пишет мой знакомый дрессировщик и помощник IPO из Германии, предлагает на продажу в Россию щенков… малинуа. Дас ист фантастиш! Все, господа, круг замкнулся.

Какая собака — «думающая»?

Хозяин гордо и самонадеянно, с долей легкого пренебрежения завел своего рослого холеного пса на площадку. Окинул собравшихся покровительственным взглядом и прямиком направился к дрессировщику. Тот стоял в отдалении и о чем-то разговаривал с крепко сбитым парнем в дрессировочном костюме. Поздоровавшись за руку с обоими, подошедший напомнил, что это именно он позавчера звонил и договаривался о встрече для тестирования своей собаки.

— Что бы Вы хотели видеть? — поинтересовался дрессировщик.

— Я бы хотел фронтальную атаку!

Сказано — сделано. Помощник встал на исходную позицию, несколькими резкими характерными движениями обозначился и не спеша побежал на линию приема в сорока метрах от проводника с собакой. Дрессировщик дал отмашку, и собака стремительно рванула навстречу помощнику. Тот, в свою очередь, двинулся на собаку, размахивая перед собой руками и бамбуковой трещоткой, изображая ветряную мельницу. Руки-лопасти создавали перед телом своеобразный щит, через который собаке предстояло пробиться.

Преодолев половину дистанции, пес начал притормаживать и обходить человека в костюме, совершающего непонятные действия. Когда расстояние сократилось до пяти-семи метров, пес остановился и в нерешительности замер. Хозяин побежал подбадривать смутившуюся собаку, но его любимец предпочел избежать силового контакта с помощником. Взяв собаку на поводок, проводник произнес фразу: «Он просто думающий пес и не видит в вашем помощнике врага. Тряпка костюма ему не интересна!» На том и расстались, недовольные друг другом.

Хорошая собака атакует сразу, без раздумий

Стремительная атака

«Думающая собака». Что это такое? Есть в кинологии своя определенная этика, впрочем, как и везде. Люди относятся к своим собакам так же, как к детям, в своем воображении наделяя и тех, и других какими-то сверхспособностями. И если немного пожонглировать формулировками, то вместо конкретного «испугалась» появляется кокетливое «смутилась», вместо «трус патологический» — «не хватает характера», вместо жесткого «трусливое поведение» — формальное «определенная степень неуверенности» и тому подобное.

«Думающая собака» из этой же серии. Термин-то вроде красивый… Но любой честный дрессировщик скажет вам, что действительно скрывается за этой фразой.

Если собака на фронтальной атаке подбегает и кружится вокруг помощника, не решаясь атаковать, то это она якобы думает, с какой стороны лучше укусить и есть ли угроза. Выходит, что собака отважная, бескомпромиссная, жесткая, стремительная, самоотверженная, сразу идущая в атаку, — дура, а вот трусливая и никчемная — «думающая». Умный — трус, герой — дурак. Идет такая «думающая собака» на помощника и мыслит: «Дяденька, а может, не надо? А может, в другой раз? А может, пока дойду, все само собой рассосется?» Жизнь показывает, что не рассосется, и дяденька не передумает, и фронтальная атака в догон не перерастет. А значит, подумав, надо сваливать.

Такие случаи не являются непроигранными ситуациями, это простое отсутствие у собаки необходимых задатков, которые требуются в защитной работе и службе.

Проскочила мимо, не решаясь атаковать

А может, рассосется само?

Что она там себе думает и думает ли вообще — дело зоопсихологов и сценаристов популярных фильмов, но ни в коей мере не серьезных специалистов. А уж если об этих «задумчивых» собаках говорят заводчики, дабы оправдать свой плембрак, когда целые породы «задумались», тут уж не до смеха.

Можете представить себе телохранителя, который будет раздумывать, защищать ему охраняемое лицо или залечь где-нибудь и не отсвечивать? Нет? Но почему здравый смысл в очередной раз отказывает нам, когда речь заходит о собаках? Не было еще такого случая в моей жизни, чтобы хозяева не пытались оправдать своего питомца. Да я сам порой при таких раскладах ищу оправдание. Другое дело, что я не нахожу его ни в чем, кроме как в порочности данной особи. И вот тогда действительно становится больно и тоскливо. Понимаешь, что все труды, сотни часов работы потрачены зря, что если червоточина есть, то, хоть убейся, она все равно выползет, и чем опытнее будет тестирующий твою собаку специалист, тем быстрее он выявит в ней изъян.

Можно наплести кучу доводов, но в глубине души ты знаешь, что собака, несмотря на все твои старания, оказалась трусливой. Здесь, как в той поговорке: «нельзя быть немножко беременной». Не может у собачки немного не хватать смелости. Смелость либо есть, либо ее нет.

Знаю, о чем пишу. Сам прошел этот путь. Страдал, болел, не спал ночами, анализировал каждый случай осечки у своих собак. Некоторые из таких казусов можно списать на непроигранность, некоторые — на ошибки в подготовке, но все же основная причина неудач — это отсутствие у собаки должного характера. Написал это и улыбнулся, ведь сам прячусь за красивыми словами. Такова уж наша человеческая сущность.

www.booklot.org

«Прикладуха» как вид мошенничества

«Прикладуха» как вид мошенничества

Как только я слышу слова о прикладном применении или прикладной дрессировке собак, мне, как и Лермонтову, становится «и скучно и грустно». Отчего скучал и грустил Михаил Юрьевич, мы знаем примерно с четвертого класса средней школы, а вот отчего грустно мне?

Ответ прост. Не переносит моя тонко организованная, ранимая душа даже малейших признаков фальши и лицемерия. Так уж сложилось. Считаю, что если дрессировщик не в состоянии качественно подготовить собаку, хорошо и надежно вложить в нее базу, то не надо вместо этого заявлять себя неким элитарщиком. Типа у вас всех приземленный плебейский спорт, а вот у меня на площадке (уже смешно) сплошной, не прекращающийся в любую погоду эксклюзив. Только у меня вы получите настоящую реальную боевую собаку, которая без колебаний, страха и упрека сработает в любой ситуации. Посулы и обещания облекаются в пеструю обертку с суровым и вызывающим немедленное доверие названием — «прикладуха». Действительно, есть в этом слове что-то неподдельно грозное, мужественное, пропахшее многомесячным рабочим потом. Мрачные мужчины и их верные псы делают свое настоящее дело. А все остальные — так, погулять вышли.

Теперь просто и спокойно разберем, а существует ли она, эта пресловутая прикладуха?

В прошлом году автор этих строк был приглашен в одно серьезное спецподразделение для тестирования штурмовых (атакующих) собак. На полигоне была смоделирована ситуация встречного боя. Офицер спецназа и собака, прошедшая курс обучения по соответствующей программе, сражались с «террористом», роль которого играл ваш покорный слуга. На расстоянии семидесяти метров, ведя огонь на параллельных директрисах, выполняли упражнение. Нужно было пустить собаку на стрелка под прикрытием огня проводника. Работали боевыми патронами. Когда собака начала движение в мою сторону, дал короткую, на 3–5 патронов, очередь метрах в двух перед ней. По мере приближения собаки стрелял еще несколько раз и, когда до нее оставалось метра три, сделал длинную очередь на 8–10 патронов, отсекая собаку от себя. Закрываясь, выставил перед собой автомат.

Собака, столкнувшись с незнакомой, не отработанной с ней ситуацией, остановилась в нерешительности. Я, чтобы не срывать собаку, сделал движение назад и подставился под укус. Уже по ее входу в костюм понял, что БАЗЫ у животного нет вообще: собаку не учили кусаться, а сразу начали тренировать ситуативно. Ничего удивительного, этим грешит подавляющее большинство ведомственных подразделений. О своих выводах сказал проводнику, более того, предложил пустить собаку на себя без защиты, что и было сделано. Собака сделала укус в подставленную голую руку и тут же отпустила, смутившись.

Знаю, что именно в этом подразделении широко используется скрытая защита, но все же отсутствие хорошей БАЗЫ сродни отсутствию фундамента у дома: при первом же сильном воздействии конструкция, будь то строение или тренировочные методики, рассыпается, что и произошло в нашем случае. Добавлю только, что командир в описываемом подразделении толковый и выводы сделал правильные.

Но так происходит далеко не везде. Многие так называемые «прикладники» начинают бить себя в грудь и с пеной у рта доказывать, что спортивная (гражданская) дрессировка — фигня, без сомнений, а они, мол, готовят настоящих собак-убийц. Поверьте, я бывал во многих элитных специальных кинологических подразделениях мира. На поверку в лучшем случае оказывалось, что если и встречается нормального качества собака, то она работает не благодаря грамотным тренировкам, а вопреки. При этом все огрехи подготовки вылезают после первого же пуска.

Промежуточный вывод: никогда не верьте дрессировщикам, которые позиционируют себя как прикладники, подводя под это «болтологическую» основу и нескрываемо намекая на «суперрабочесть» своих собак. Рекламный трюк, не более того.

Однако прикладуха — очень заразное явление, и, как грибы после дождя, то тут, то там выскакивают на свет божий все новые и новые прикладники.

Нет в стране такой далекой дали,

Не найдешь такого уголка,

Где бы мы с тобой не повстречали

Уникального прикладника.

Спрос рождает предложение.

Есть для такого рода дрессировщиков великолепное название — «тряпочные дразнилы». Лучше и не скажешь.

Приехал как-то ко мне на занятия из соседнего города знакомый. Занимались с его агрессивно-трусливой «немочкой», вытягивая ее на проверку поведения. Разговорились. Не с собакой, а с товарищем. Он начал цитировать мне изречения некоего автора из Украины, который позиционирует себя как прикладник-реальщик.

Надо отметить, что на одном из семинаров мне уже ставили в пример постулаты данного писателя. Что могу сказать? Так, декларация о намерениях. Когда я попросил этого чудо-дресса опубликовать хотя бы несекретные методики, кроме невнятных рассказов о том, как он видит реальную подготовку собак и чем она отличается от спортивной, увы, так ничего конкретного и не прозвучало. Каша из каких-то ослоумностей, которые не выдерживают никакой критики.

Так вот, выслушав подобострастно цитирующего данного автора приятеля, разумеется, задал ему закономерный вопрос: видел ли он ролики работы данного писателя-дрессировщика или, может, знает, чем тот прославился на поприще кинологии, кроме небольшого эссе на тему «Трям-трям-трям, в бой ведет нас дед Абрям»? Ответ, как и ожидалось, прозвучал отрицательный.

Тогда возник у меня второй, на мой взгляд, не менее правомерный вопрос: о чем, собственно, разговаривать и к чему сотрясать воздух, если диагноз предельно ясен — очередной пустомеля написал брошюру?

Я, конечно, прекрасно понимаю такого рода людей. Сам могу долго и цветисто рассказывать о способах и приемах завоевания своего читателя и многократного увеличения числа приверженцев. Фишка в другом: никто не может проверить, насколько действительно велико мастерство дрессировщика и как на самом деле хороши подготовленные им собаки.

Представьте ситуацию.

Ходит такой прикладник по коттеджам и работает с собаками обнадеженных красивыми словами хозяев домовладений. За деньги, как мы все понимаем, работает. За совсем не смешные деньги. Окучивает грамотно, с чувством, с толком, даже кое-где с расстановкой. Лупит собаку кнутом, подставляет ей рукав или куртку костюма. Она рычит, кидается, хватает, треплет. Движуха, одним словом. Довольному хозяину кажется, что работа идет и его собака готова к реальной атаке на человека. Он уже и табличку предупреждающую нарисовал: «Осторожно, злая собака у меня теперь. Бойся, злоумышленник, обходи мой дом стороной, а не то…»

Извините, но я сегодня в роли сокрушителя надежд и срывателя розовых очков. Все не так. Это лохотрон.

Кто полезет проверять результаты труда прикладника? Никто. Представится ли собаке возможность продемонстрировать якобы приобретенные навыки? Маловероятно. Наш чудо-дресс об этом знает. Беспроигрышный вариант. Игра в одни ворота. Если сработает собака в экстремальной ситуации, значит, молодец дрессировщик. Не сработает — ну, надо было больше заниматься.

Можете вы представить себе, что пошли заниматься рукопашным боем в секцию, где, кроме тренера, спарринг-партнеров нет? То есть ни ваше мастерство, ни ваши умения проверить нельзя. Некому. Как в таком случае определить уровень профессионального мастерства самого тренера? А никак. Только поверить ему на слово.

Приблизительно такое происходит с реальщиками и прикладниками. Ведь если собака, как говорится, идет в спорт, то там ее навыки и подготовка проверяются очень легко. Чем лучше работает дрессировщик, тем «собраннее» будет собака, и наоборот. Вешать лапшу на уши ни собакам, ни людям не получится.

Что из всего вышесказанного следует? Простой и для кого-то нелицеприятный вывод: прикладники и прочая «реальная» братия — обыкновенные мошенники от кинологии. Воры на доверии у честных собаколюбивых граждан. Аферисты, прячущие свою некомпетентность, безграмотность, непрофессионализм за ничего не значащими пустыми терминами. Надо бы в специализированных изданиях публиковать портреты этих деятелей с описанием, чтобы люди не обжигались.

Следующая глава

pets.wikireading.ru


Смотрите также